Ездовые собаки и упряжки

Ездовые собаки и упряжки

Исторический экскурс

С древних времен вплоть до наших дней для коренных жителей Севера и Дальнего Востока, Аляски и канадского севера и Гренландии ездовые собаки sled dogs[1] всегда были и есть важными атрибутами образа жизни. На собачьих упряжках с нартами ездят и перевозят грузы, собаки являются помощниками на охоте, их мясо употребляют в пищу, а из шкур шьют зимнюю одежду. Собака ранее была культовым животным: ее приносили в жертву и совершали над ней другие религиозные обряды[2].

В начале 1990-х годов на о. Жохова архипелага Новосибирских островов была обнаружена самая древняя охотничья стоянка с возрастом находок до 7800-8000 лет. Были найдены остатки древних нарт, собачьей упряжи, сохранившиеся кости собак. На Чукотке раскопки позволили обнаружить останки собак возрастом до 2500 лет. Ископаемые кости, достаточно разнородные по своим размерам, свиде­тельствуют о том, что эскимосы ели своих собак. Было впервые найдено погребе­ние древней собаки с полностью сохранившимся скелетом.

Езда на собаках в течение многих веков, а в ряде случаев и тысячелетий, была важнейшей частью традиционного образа жизни коренных (аборигенных) наро­дов населения районов Крайнего Севера евроазиатского и североамериканского континентов. Специалисты полагают, что ездовое собаководство гораздо старше езды на оленях; появилось оно несколько тысячелетий назад на северо-востоке Азии, на территориях, где находятся теперь Якутия, Чукотка и Камчатка, Аляска.

В полутундровой и таежной зоне одновременно исторически сосуществовали охотничьи и ездовые собаки. Тундровые народы, как правило, не имели специа­лизированных охотничьих собак. Они высоко ценили своих ездовых, более того, ощущали кровную связь с ними[3]. Собаки также использовались для охраны оле­ней как пастушьи (оленегонные).

В описаниях жизни самоедов-ненцев Югорского Шара и о. Вайгач с 1556 г. нет указания об использовании собачьих упряжек, основным транспортным средс­твом самоедов в приморской зоне являлись оленные упряжки. Среди записей о наличествующей пушнине, как товаре, нет упоминания о шкурах собак, хотя, несомненно, их мех использовался для изготовления одежды. Это можно отнес­ти к особенностям исследователей, прибывавших в регион на морских судах и изучавших сугубо прибрежные зоны.



Аналог sledge.

Губы белого медведя сохранялись как обрядовый предмет и использовались в культовых церемониях. Так, у ненцев в XVI-XIX вв. был обряд «рота», при котором ненец, дающий клятву в правдивости повествования или свидетельствования, съедал сердце тут же зарезанной собаки и кусал медвежью губу: «Как я кусаю твои губы, пусть они укусят меня, если я лгу». (1824 г., экспедиция Иванова И.Н. в устье Печоры, См. Труды МАКЭ, Остров Вайгач. книга 1, — М.: Российский Институт культурного и природного наследия, 2000, с. 43).

[3] Азиатские эскимосы не лечат заболевшую собаку - считается, что её болезнь может передаться хозяи­ну.

 
Создание сайта
Продвижение сайта
футболки с оригинальными принтами - самая свежая информация у нас на сайте